Николай Александрович Дегтярев

Николай Александрович Дегтярев не был ни большим начальником, ни известным ученым. Он прожил скромную, честную жизнь добросовестного труженика. Как учитель истории воспитал немало учеников в традициях добра и совести. Как отец вырастил двух достойных сыновей.

Мальчишкой в 18 лет он попал на фронт, и война поделила пополам его жизнь, заставив ее вторую половину строить совсем не так, как мечталось. Он справился с бедами, он остался самим собой, сохранив о себе в сердцах людей светлую память.

Справочно:
Его сыновья – Евгений Николаевич, директор издательства ООО «ДизайнПолиграфСервис», и Александр Николаевич, профессор, вице-президент Академии наук Республики Башкортостан, – собрали воспоминания отца и подготовили издание «Пережитое».

Дегтярев Александр Николаевич

Агапитов Иван Андреевич

На довоенном фото Иван Агатипов с семьей.

Когда началась война, он жил в Омске и заканчивал сельскохозяйственный  институт. У него была семья: жена Ольга Степановна – учитель младших классов и дети – дочь Галя 10 лет (моя мама) и сыновья Володя 8 лет и Миша, который родился 18 июня за три дня до начала войны. Еще с ними жила старшая сестра деда Агния Андреевна – инвалид детства без ноги и ее приемный сын Боря. Дед успел закончить институт, получить диплом и распределение в г. Тюкалинск Омской области, куда и перевез семью в августе 1941 года.

11 ноября 1941 года Ивана Андреевича призвали в армию. Сначала он попал в учебное подразделение в Новосибирск, где преподавал военное дело новобранцам, а уже осенью 1942 года, в составе вновь сформированных Сибирских дивизий, попал на Сталинградский фронт.

Последнее письмо, которое получила жена: «…я попал в самое пекло…». Больше писем не было. После многочисленных запросов жены, пришло письмо, что он пропал без вести, но в конце войны пришла похоронка, что Иван Андреевич погиб в декабре 1942 года под Сталинградом.

После войны дети и внуки искали могилу. Похоронен Иван Андреевич  п. Суровикино под Сталинградом.

Мамлеева Ольга

Барлыбаев Рамазан Ахметнагимович

Мой прадед — Барлыбаев Рамазан Ахметнагимович, 1904 года рождения, уроженец села Юмашево Баймакского района Башкирской АССР, был призван на фронт в марте 1942 года Баймакским райвоенкоматом. Он был отцом 3 детей, работал бригадиром в колхозе «Сакмар».

С фронта он успел отправить 7 писем, которые вместе с другими письмами солдат из деревни Юмашево, бережно хранил его сын (мой дедушка) Агзам. Агзаму Барлыбаеву в то время было 14 лет.

По сведениям из писем, 9 марта его, вместе с другими призывниками, повезли на поезде из Магнитогорска, через Челябинск, в Уфу. Оттуда их направили на курсы военной подготовки (молодого бойца), расквартировали в селе Баймаково под городом Бугуруслан Оренбургской области. Обучение длилось по 16 часов в сутки ежедневно. Вместе с ним в команде служили 49 земляков из нашего района.

Ежедневная норма пайка была очень скудной: двухразовое питание —  500 г хлеба, 2 миски супа, 25 г мяса, 1 пачка сигарет на 3 дня.  Приходилось продавать личные вещи и покупать еду у местного населения. В одном полку служили представители разных национальностей: русские, башкиры, татары, азербайджанцы, киргизы, узбеки. 29 апреля они двинулись на фронт, по пути остановились на станции Большой Мелик, у города Балашово. С 8 по 25 мая проходили курсы химподготовки. По результатам экзаменов, прадед получил «Благодарность» от командования за отличные результаты.

Последняя весточка пришла от него 29 июня 1942 года. По словам очевидцев (односельчан воевавших вместе с ним), получив тяжелое ранение, дед остался в тылу врага, в боях под Воронежом.

В списках солдат он числится пропавшим без вести.

У прадеда остались 3 детей: старшая дочь Мунавара, во время войны работала учителем в д.Исмакаево, всю жизнь проработала в г. Баймаке, старший сын — Агзам (мой дедушка) — работал главным бухгалтером колхоза «Сакмар», во время войны работал в тылу, младший сын -Ражап, работал учителем, директором школы.  Я и мои родственники гордятся тем, что наш прадед не зря пролил кровь за мирное небо над нашими головами, и погиб защищая нашу Родину. Светлая память и искренняя благодарность тем солдатам, которые  отдали свою жизнь за Великую Победу!

Азамат Барлыбаев

ДИВЕЕВ АМИР ГАБДУРАХИМОВИЧ

ПОМНЮ. ГОРЖУСЬ. ПРЕКЛОНЯЮСЬ. Мой дед войну встретил, будучи с декабря 1940 года в рядах армии, под Ленинградом, в Новом Петергофе. Начинал в качестве водителя, затем стрелка-снайпера, разведчика Ленинградского фронта. Фронтовая жизнь бросала из одного участка на другой. Тяжелы были его воспитания о блокаде Ленинграда: «Жаркие бои, жестокие рукопашные схватки приходились на Ленинградском фронте в первой декаде сентября 1941 года. Враг не жалел  н живую силу, ни технику … Позднее, с октября од по январь на фронте приходилось еще труднее. Ни отправляли и не получали от родных и близких письма, солдатский паек сократился с 500 гр. до 125 гр. хлеба».   Участвовал в снятии блокады Ленинграда.

После ранения в феврале 1944 года был откомандирован на II-й Белорусский фронт, где был на передовой линии в качестве связиста, командовал взводом связи стрелкового полка. Участвовал в форсировании Днепра. Из воспитаний одной наступательной операции: «День был яркий, солнечный, жаркий. На Днепре, за ним на запале беспрерывно нарастал гул артиллеристской канонады, рев самолетов в воздухе. Это была впечатляющая и ужасная картина. В ней отражались боевые сражения, кровь, победа наших, осуществление в жизнь грандиозной боевой операции под кодовым названием «Багратион» на нашем участке фронта, дивизии, полка, батальона… Переправу через Днепр мы начали примерно в 10 часов утра под открытым небом и ураганным огнем противника». Операция была успешной, но по окончанию, уже в освобождённой белорусской деревне при формировании плана дальнейшего наступления получил третье ранение, очень серьезное. После госпиталя, лечения был отозван в Главное управление связи Советской Армии в г. Москва.

В конце мая 1945 года был направлен на Восток, на Забайкальский фронт, участвовал в боевых операциях против японских милитаристов. Из наградного листа ордена Отечественной войны: «Лейтенант Дивеев лучший, энергичный, умелый, волевой командир взвода, во время пребывания в роте показал исключительные образцы в укреплении дисциплины, организованности и порядка во взводе… В горно-каменистой, безводной местности за два дня он построил 80 километров кабельно-шестовой линии. Все встречающиеся трудности не являлись тормозом в выполнении боевой задачи, а, наоборот, благодаря его организаторской способности и командирской воли все трудности были преодолены, и связь была дана досрочно и работала четко, бесперебойно».

Война для него закончилась в г. Фансинь Манчжурии. В родные края вернулся летом 1946 года. До января 1955 продолжал службу в рядах Советской Армии.

Опыт организаторской работы, полученный в годы войны, а также такие  черты характера как самоотверженность, преданность, служение Отечеству позволили уже в мирное время помочь становлению промышленности г. Туймазы и  Туймазинского района. Активно занимался журналисткой работой – член Союза журналистов СССР и БАССР. Выйдя на заслуженный отдых, тема войны и мира была в центре его общественной работы – принимал участие в организации деятельности по Содействию Советскому Фонду Мира. На протяжении своей жизни писал стихи. Тематика была разнообразной. Венцом его поэзии стала книга стихов, которая вышла при его жизни в 1999 году.  Сплотил вокруг себя единомышленников по поэзии, был руководителем литературного объединения.

Награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны первой степени, орденом Отечественной войны второй степени, Медалью «За оборону Ленинграда», Медалью «За победу над Германией», Медалью «За победу над милитаристской Японией» и др.

Динара Еникеева

Мугаттаров Мухаметсагит Акмалетдинович

— Тебе, Мугаттаров, на конях своих скакать в атаки хочется. Понимаю. А мне что делать? Вот с ними что делать? — командир показал на пополнение — десяток смуглых крепышей, призывники и добровольцы советского Востока. Они занимались своими делами: кто у костра готовил что-то в котелке, кто-то стирал портянки, напевая что-то свое под нос.

Действительно, молодые советские люди, призванные из далеких аулов знали достаточно лишь для того, чтобы идти в бой, но как выживать в окопах под Орлом в суровую русскую зиму им мог объяснить только башкир Мухаметсагит. И вот только что он подал заявление о переводе в Башкавдивизию, которую набирал зимой 1941 года Минигали Шаймуратов.

Командир выжидательно смотрел на рядового около минуты и сам прервал затянувшуюся паузу:

— Отказать тебе, конечно, не могу и заявление о переводе заработает. Но решай сам. Пока же заявление держи у себя, занесешь когда подумаешь, — командир вручил листок с заявлением обратно в руки бойцу.

Так и остался рядовой Мухаметсагит Акмалетдинович Мугаттаров в роте разведчиков.

***

С теми самыми ребятами казахами зиму зимовал. Позже он вспоминал, как дыханием отогревал одному товарищу варежки — тот впервые встречался с такими холодами и чуть не отморозил пальцы.

Рассказывал, как он удивлялся тощим пленным немцам в лагере под Ишимбаем (он из-за ранения и инвалидности был в тылу с середины войны). «Мы из-за линии фронта их почти всегда на себе тащили — жирные были, упитанные. А тут — кожа да кости».

И с “особым отделом” беседы имел. В разведку часто брали местных, которые могли ориентироваться на местности и знали все овраги, перелески, могли и ночью пройти. И с этим связана одна его история. Однажды Мухаметсагит проснулся, а из отделения никого нет — его одного оставили, а сами все с оружием пошли сдаваться немцам. Местные, видать, через своих получили предложения и сговорили остальную группу. Три дня отвечал на вопросы особистов, объяснял почему его и не взяли, и в живых оставили.

Часто возвращался из разведки один — ростом был невысок, но жилистым и выносливым был. Поэтому языка мог тащить несколько километров. А еще ведь и башкир — не сговорится же с немцем. Остальные уже либо прикрытие организовывали, либо другими путями уходили, чтобы следы запутать.

А война кончилась для него в атаке. Снаряд взорвался прямо за его спиной. Вся спина — в кровавую кашу. «Лежу, говорит, винтовку обнимаю. Знаю, что никак нельзя ее оставить или потерять. Два раза кто-то подбегал, пробовал выдернуть из рук винтовку — не дал». Атака была успешной и винтовку отпустил только когда командир ему сказал отдать оружие.

Полгода по госпиталям, левую руку чуть не ампутировали. Советом помог сосед по палате — татарин. «Ты герой. Тебя с передовой вытащили. Ты в атаке ранен. Руку должны спасти — не соглашайся на ампутацию!» Действительно, спрашивали согласие на ампутацию — не давал. Так и сохранил руку.

Вернулся в Ишимбай к матери уже летом. Она как раз собирала огурцы на грядке. И тут он появляется перед ней. Она выронила из подола все огурцы, подбежала к сыну и начала ощупывать — он ли. Увидев, что руки-ноги целы мать всплеснула руками: «Неужто дезертировал?!» Мухаметсагит успокоил мать, что все в порядке и пошел в военкомат отметить прибытие. А к его приходу мать уже и скончалась — не выдержало сердце.

Но жизнь то продолжается. Взял в жены Хажар Ишимбаеву и родили они троих детей. Двое сыновей и дочь. Младшенькая дочь — моя мать, Миннихаят Мухаметсагитовна Юсупова (Мугаттарова-Ишимбаева).

Юсупов Газиз

Хасанов Зайнулла Тухватович

Мой дедушка — Хасанов Зайнулла Тухватович родился 1 мая 1918 года в деревне Базиково Гафурийского района. В 1938 году он был призван на обязательную военную службу, где добросовестно прослужил целых три года.

Зайнулла Тухватович буквально не успел вернуться домой, как вдруг началась война и в свои 23 года он был мобилизован Гафурийским Райвоенкоматом на фронт в июне 1941 года.

Мой дедушка участвовал в Великой Отечественной войне с самого начала и до конца: с июня 1941 по 9 мая 1945 гг., в составе 412 стрелкового полка 1 стрелковой дивизии, 258 минометного полка 1 дивизии первой батареи, 114 стрелкового корпуса №045-Н. Он служил в звании рядового, был минометчиком. За время войны он был четырежды ранен: в плечо, в ногу, в легкое, еще раз в ногу. Просто чудом он оставался живым, и, несмотря на тяжелейшие ранения, после каждой операции продолжал выполнять свой патриотический и гражданский долг. Два осколка врачи в тех военных условиях так и не смогли извлечь из его тела, и он всю жизнь так и проходил с ними.

Мой дедушка был награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Он был награжден орденом Славы III степени, Орденом Отечественной войны I степени, а также все благодарностями от Верховного главнокомандующего за активное участие в боевых действиях.

Мой дедушка был немногословным, очень добрым, порядочным и очень трудолюбивым человеком. Он умел ценить жизнь, дорожил своей семьей, детьми и очень любил внуков. По моей просьбе в моем детстве он очень подробно рассказывал о том, как со своими товарищами они мерзли в окопах, недоедали, но старались твердо отстаивать наши позиции в битвах за Ржев, за Днепр, Брест, Варшаву, Прагу и другие. Воевал на Калининском фронте.

Я хорошо помню, как в детстве мы неоднократно ездили с ним на сенокосы, поскольку хозяйство у них с бабушкой было большое (корова, бычок, теленок, лошадь и жеребенок и всех нужно было прокормить, всем заготовить на зиму сено), а он, несмотря на непростой жизненный путь и состояние здоровья, всегда был в работе, в труде и заботах. Его золотые руки умели все: и починить косу, и надеть тяжеленную сбрую на лошадь. Его рабочий день начинался с раннего рассвета и заканчивался поздним вечером.

Дедушка мой умер 22 февраля 1991 года. Похоронен в п. Красноусольском Гафурийского района.

Светлая ему память и самое искреннее спасибо.

А.Р. Кузнецова

Янгиров Кадим Тимерханович

 

Мой дед родился в 1921 году. Призвался в армию еще весной 1941 года. Первый день войны — 22 июня — встретил на границе. Они, юные парни, ещё не имея опыта, с винтовками, по 3-4 патрона на каждого, столкнулись с хорошо вооружёнными немцами, которые, можно сказать, косили траву очередями из автоматов. Пришлось отступить. Те, кто бросил при отступлении винтовки, попали в штрафбат, а те, кто сохранил свое оружие, в том числе и мой дед, пошли в регулярную армию, на передовую. Моего дедушку определили в артиллерию из-за крепкого телосложения и высокого роста, который составлял 2 м 5 см. Вначале он подавал снаряды весом в 40-60 кг.

А затем из артиллерии его перевели в разведчики. Они — 4 разведчика —  окружили хорошо укреплённое вражеское сооружение. Разведчики вели огонь с различных мест, создавая вид многочисленного отряда. Фашисты сдались, и оказалось, что немцев в здании находилось 11 человек. Он был награждён Орденом Красной звезды за храбрость, проявленную в боях с немецко-фашистскими захватчиками. Дед прошёл не только всю войну, даже после Победы он продолжал  бороться с бандитами и остатками фашистов. Только получив ранение, он комиссовался и вернулся домой лишь в 1948 году, и всю оставшуюся жизнь проработал учителем математики в сельской школе.

А.В. Янгиров

Лобанов Никита Павлович

Мой прадед, Лобанов Никита Павлович 1913 года рождения служил в Красной Армии с 1935 года.

Во время Великой отечественной войны служил командиром батареи СУ-16-1238 самоходной артиллерии Новосокольнического полка, представлен к ордену Отечественной войны II степени за период боевых действий с 15.03.1945 по 19.03.1945 гг. за населенные пункты противника: Вальдау, Танненфельд, Гельтендорф, Вальтдорф,  Гросс-Нойдорф.

Показал себя смелым и решительным, умеющим организовать взаимодействие с пехотой, связь как внутри батареи, так и с командным пунктом командира полка.

Благодаря хорошему взаимодействию было уничтожено орудий разного калибра – 9, ПТО – 13, огневых точек – 6, подавлен огонь 37 минометных батарей, истреблено до 250 солдат и офицеров противника.

Был также награжден Орденом Красного Знамени. Погиб 28.03.1945 года и был захоронен в Польше.